Афипские казаки

Исторические типы и вооружение  казаков

Казак Мамай

Калинов Мост

Кирилл и Мефодий


 
Парад казачьих войск.

 

Исторические документы

В 1930 году в Праге в издательстве "Библиотека Вольного казачества" вышла книга «История казачества».
Автором её был казак станицы Нижне-Кундрючевской Войска Донского, генерального штаба генерал-майор Исаак Федорович Быкадоров. Командир 58-го Донского казачьего полка. Награжден орденом св. Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием (1915). В Гражданскую войну командовал 2-й Донской армией (1919). Стал одним из основоположников и первым председателем Доно-кубанской инициативной группы начавшей в 1927 г. Вольно-казачье Движение.
Его книги, как и отдельные статьи, в казачьей прессе, дали теоретическое обоснование казачьей национальной идеи и поставили некоторые вехи для казаков в их исторических исканиях.

Нужно сказать что, Вольно-казачье Движение создавались в условиях эмиграции, при активном участии и финансировании правительствами некоторых западных стран. Влиятельные западные политики того времени вкладывали деньги в донских самостийников, желая воспользоваться их силами в своих целях. Президент Польши Ю. Пилсудский, президент Чехословакии, французский посол, представитель английской разведки полковник Лоуренс - все они встречались с И.Ф. Быкадоровым и уговаривали генерала возглавить самостийное донское казачество. По их версии казаки должны были направить все силы на расчленение и ликвидацию России как государства. Генерал отказался от таких «заманчивых» предложений.

Наверно, поэтому впоследствии к нему пришло разочарование в идее «самостийности» казачества. Быкадоров пришел к пониманию единого сильного Российского государства и публично отказался от собственных идей. В открытом письме, опубликованном в журнале (Казак — Вестник Донского атамана. 1933. № 5. от. 7 сент.) он пишет: "Настоящим письмом утверждаю, что больше года, как никакого участия в журнале "Вольное казачество" и вообще в самостийном движении я не принимаю и никакого отношения к ним не имею. Более того, знакомство с общей обстановкой, участие в самостийном движении и знание обстановки вокруг него привели меня к твердому убеждению, что казачья самостийность является не благом, а большим злом для настоящего и будущего казачества"

Не нашли понимания исторические искания генерала и у историков того времени. Казачья национальная идея не находила поддержки у официальной исторической науки. Основоположники русской истории В.Н.Татищев, Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, В.О.Ключевский являлись официальными историками Российской империи. В центре их трудов – торжество российской государственности, победа централизованной власти над неупорядоченной стихией княжеств, городов, казачьих сообществ и т.д. Им не было дела до казачьих областей до подлинно казачьей истории. Чего только стоят научные выводы С.М. Соловьева о казачестве позднего средневековья как силе, которая для России “иногда была опаснее самих кочевых орд”. Поэтому российские историки видели благополучие развития российской государственности только в укрощении степной стихии.
Советские ученые в свою очередь “до основанья” разрушали дореволюционный миф о “степном рыцарстве”. Даже в названиях их работ 1920-х - начала 1930-х гг. можно прочесть их отношение к казакам: “Разрушение легенды о казачестве”, “Крах казачества как системы колониальной политики” хотя впрочем, чего ещё можно было ждать от официальных историков страны, где власти в это время во всю, занимались “расказачиванием” казачьих областей.
В тоже время, мы знаем совсем немного историков, выросших из казачьей среды, которые серьезно занимались древней историей казачества и имели бы солидный вес в академических кругах. Отсюда и тот спор, который вызвала книга И.Ф Быкадорова среди исторической общественности.
К примеру, известный российский историк и руководитель кадетской партии П. Н. Милюков упрекал донского атамана П. X. Попова в том, что он «ссылается на отсебятину импровизированного казачьего "историка" генерала Быкадорова (которому самому стало совестно своих исторических открытий)».
Заместитель председателя Донского Войскового Круга В.А. Харламов, также историк по образованию, довольно резко высказался об «Истории казачества» И.Ф. Быкадорова. «...Нашелся новоявленный ученый ген И. Быкадоров, который... открыл казачью нацию, наградив ее особыми предками - бродниками. Это научное открытие нужно было вольным казакам для того, чтобы потребовать для любой казачьей нации, на основании принципа самоопределения народов особого казачьего государства».

Однако, читая историю казачества И.Ф Быкадорова, понимаешь, что все основные факты и утверждения здесь основаны на исторических документах, которые в избытке приводит автор в своём повествовании. Она охватывает достаточно большой исторический период, глубоко уходя своими корнями в историю славян.
По словам самого Быкадорова, им «начато еще в 1912 г. изыскание и собрание материалов в условиях, далеко отличавшихся от эмигрантских».
Казачий исследователь А.К.Ленивов писал о нем: «Уже в академии молодой офицер И.Ф.Быкадоров обратил на себя внимание в связи с составленным им конспектом по всеобщей истории согласно курсу занятий в Академии. Этот конспект пользовался заслуженным успехом среди офицеров учебных классов и получил также одобрение профессоров Академии. Заслуженное признание получили и труды Быкадорова по военной истории, в частности очерк, посвященный участию казаков в войнах против Наполеона. Уже в эмиграции будущие лидеры “Вольноказачьего движения” основали Общество изучения казачества, на заседаниях которого в течение двух лет регулярно читались доклады по актуальным проблемам истории “степных рыцарей». Ему было присвоено звание почетного члена императорского Археологического общества за нахождение места переправы скифов через Дон.
Все это говорит о том, что он был не случайным человеком в исторических научных кругах.
Хотя справедливости ради нужно отметить, что все-таки «недостаток академической подготовки и политическая заданность» не позволили генералу Быкадорову объективно и беспристрастно интерпретировать исторические документы.
Как пишет Маркедонов С.М.: «Они использовали немало источников для подтверждения своих тезисов, но интерпретация их была чрезвычайно волюнтаристской, цитировалось главным образом то, что укладывалось в заданную “казачью национальную схему”».

На сегодняшний день вопрос о происхождении и названии казачества остаётся открытым. Существует большое количество часто взаимоисключающих теорий о его происхождении. Однако при всех различиях, все серьёзные теории подчеркивают своеобразие казачества, его отличие от остального населения России. Я думаю, что эта книга достойна внимания читателей.


И.Ф.Быкадоров
История казачества

КНИГА I

Происхождение казачества Возникновение республики Вольного казачества — Донского, Волжского, Яицкого и Терского войск. Основные черты их бытия в период государственной независимости. - (1549—1671 гг.)

Прага. 1930. "Библиотека Вольного казачества"
Напечатано с сокращениями в альманахе Казачий круг. Спец выпуск-2. В издательстве "Русское слово" М. 1991г.

ВВЕДЕНИЕ

Под словом Казачество разумеют различные явления и различные народности (сословия, общины — по разному определению) Востока Европы.

Казачество — одна из составных частей Русского (Киевского) государства, часть военной его системы (черные клобуки, или черкасы). Таково же Казачество в государственной системе Золотой Орды, во время владычества монголов на Востоке Европы. Казачество — часть военно-поместной системы Польско-Литовского и Московского государств (городовые казаки). Казачество — особая форма государственного бытия и особое содержание его на Востоке Европы в XVI — XVII столетиях (Вольное казачество, республики его — Донское, Яицкое, Волжское и Терское Войска). Казачество — государственная программа Украины в борьбе за независимость; оно — социально-экономическая программа населения Московского государства (Смутное время, разинщина). Казачество — особая военная система и особое положение особого организма в составе Российской империи.

Таким образом. Казачество — и элемент, и фактор исторической жизни Востока Европы. Казачество, в широком смысле, не только форма свободного сожительства различных народностей в одном целом, но и особая идеология и психология этого сожительства. Казачество — основы особой государственности Востока Европы, противоположные по своему содержанию Русским.

ГЛАВА 1

Основные черты исторической жизни на Востоке Европы до образования Русского (Киевского) государства V

Восток Европы в географическом отношении представлял и представляет две полосы, существенно отличающиеся одна от другой. К северу простирались леса, а к югу — степи. Эти две полосы, две различные стихии — леса и степи, населенные различными народами за сотни лет до образования Русского государства, имели каждая свою жизнь, особую историю.

С древнейших времен степная полоса служила географическим коридором, через который на протяжении многих веков продвигались различные племена и народы при своем переселении с востока на запад, из пределов Азии в Европу.

Новые народы в поисках земель и благоприятных условий для оседания вынуждены были задерживаться к востоку от реки Волги. Причиной этого было противодействие народов, уже сидевших к западу от Волги и Дона.

Для продвижения далее на запад новому народу приходилось вести упорную, часто весьма продолжительную вооруженную борьбу. Она являлась и неизбежной для него потому, что из пределов АЗИИ часто давил уже новый переселенческий сдвиг.

Поэтому, как для народов, прочно осевших между Днепром и Доном, так и для продвигавшихся из-за Волги, необходима была вооруженная сила. Вооруженная борьба, в свою очередь, в своих интересах вызывала приспособление и народнохозяйственной деятельности и быта, влияя на выработку и самого характера народа.

Вооруженная сила являлась необходимейшим элементом для народов, потому что успехом ее и определялась возможность существования в степной полосе.

Общей, как бы исторической, закономерностью образования государств в степной полосе и развития их было то, что часть народов особого ранее существовавшего государства входила в состав вновь образовавшегося, чем и обеспечивалась государственная и культурная преемственность во вновь образовавшемся государстве.

'Государства, существовавшие в степной полосе, представляли собой сожительство народов: каждый из них сохранял свой язык, свои племенные, народнохозяйственные, бытовые и религиозные основы и особенности, имел свое управление и устройство; едины были лишь высшая государственная власть и источники культурных влияний. Славяне в степной полосе, являясь давними коренными обитателями ее, достигли значительного культурного развития.

Лесная полоса на протяжении многих веков была вне постоянной, прочной связи и влияния народов из степной полосы. В лесной полосе преобладали финские племена, занимавшиеся звероловством, охотой и рыболовством. Славянские племена в лесную полосу проникли с юго-запада из Карпатско-Днепровских областей. Переселение их, вызванное передвижением остготов, а затем гуннов и авар, являлось вынужденным, происходило в V — VII столетиях. Земледелие определило оседлый быт славян, культурное превосходство над финнами и победу их над ними.

Но существование земледелия в лесной полосе, связанное с необходимостью приискания сухих и свободных от леса площадей, вело к разброске и разрозненности славянских племен; внешняя опасность, которая могла бы побуждать к сплочению, отсутствовала.

Различия в географических и исторических условиях существования, в народнохозяйственной деятельности, быте, религиозном культе, в культурном развитии и в самом характере, вследствие неизбежного смешения с соседними народами (в лесной — с финскими, в степной — с тюркскими племенами), уже заключали исторически складывавшиеся предпосылки для образования из славян степной и лесной полос родственных, но особых народов, еще до возникновения Русского (Киевского) государства.

ГЛАВА 2

Славяно-руссы и тюрки в составе Хазарской Империи

Около середины VII века, то есть за два с лишним столетия до образования Русского (Киевского) государства, в степной полосе Восточной Европы образовалась Хазарская империя, или каганат. К концу VIII в. Хазарская империя достигла наибольших своих пределов и наибольшего своего могущества и расцвета. Территориальным ядром ее являлся район между нижним Доном и Волгой, простиравшийся на юг до Кавказского хребта и на запад до Азовского и Черного морей.

На этой территории жили тюркские и другие народы, которые у писателя той эпохи, византийского императора Константина Багрянородного (948 г.), носят названия: чиги, казахи (казаки), папаги, абхазы. Другая страна называлась Аланией, в ней также жили разные народности, но .главными по численности были народы иранского происхождения. Аланы назывались асами (в русских летописях — осами, ясами).

В состав Хазарской империи входили и славяне степной полосы Востока Европы, носившие у историков название антов, а после и руссов. В "Паралипомене" Зонары жительство руссов полагается на берегах Черного моря. Идриси также упоминает о городе Руссии: "От города Матархи (Тмутаракани — Тамани) до города Руссии 27 миль, последний лежит на большой реке, вытекающей из горы Кукайя". (Кукайя-гир, как видно из "Книги Большому Чертежу" (XVII в.), возвышенность, с которой берут начало реки Маныч и Кума. Это же название на французской карте 1761 г. — Прим. автора).

Арабские историки Истахри и ибн-Хаукаль говорят, что русь (руссы) состоят из трех племен: царь первого из них живет в Куябе (Киеве), второго — в Слав и и (Новгороде) и третьего — в Артане (Гане — городе в устье Дона).

Арабские историки Бамбури и Табори свидетельствуют, что славяне жили в землях хазар и вождь арабов Марван после удачного похода своего в Хазарию увел 20.000 славян в плен и поселил их в Кахетии. Арабский географ Масудн, лично посетивший (X в.) Приазовье и Подонье, говорил: "Между большими и известными реками, впадающими в море Понтус (Черное), находится одна, называемая Танаис (Дон), которая проходит с севера. Берега ее обитаемы многочисленным народом славянским и другими народами, углубленными в северные края".

О походах руссов по Волге и Каспийскому морю в 913 И 943 гг. труд арабского писателя Московехи, недавно открытый, является первоисточником. (Сообщение профессора Флоровского в "Обществе изучения казачества" в 1926 г. в Праге. — Прим. автора). Руссы были высокого роста, светловолосые и светлолицые, носили короткую одежду, вооружены были боевыми топорами и обоюдоострыми мечами с волнообразными лезвиями. Арабский писатель Масуди устанавливает очень близкое родство руссов со славянами, указывая на то, что они говорили на одном языке с последними, но на разных наречиях.

В 1170 г. византийский император Мануил, давая генуэзцам разрешение на торговлю с городами на Черноморском побережье, указывает город Матарху, а после него — город Руссию. На карте Эдризи, составленной по сведениям арабских географов в XII в., близ устья Дона, названного Русской рекой, показан город Руссия. Руссия-Артана получила с 1068 г. название Азов по имени половецкого хана.

В. А. Прохоров утверждал: "Многие этнографические признаки, относящиеся к обстановке быта скифов, повторяются и в последующие периоды жизни славян и в особенности славяно-руссов..." (Лампасы у казаков, превратившиеся в бытовую принадлежность одежды, были у скифов. Как это видно из сокровищ Куль-Обского кургана (чаши и сосуды для вина), лампасы были принадлежностью вождей и военачальников, то есть свободных людей.— Прим. автора).

ГЛАВА 3

Отрыв от Хазарской империи окраин ее — среднего Поволжья и Поднепровья и образование из них самостоятельных государств

Отрыв от Хазарской империи окраин ее — среднего Поволжья и Поднепровья и образование из них самостоятельных государств

Передвижение в степную полосу новых народов из Азии — угров (венгров), торков (узов) и печенегов, начавшееся в конце VIII в., имело по своим последствиям для Востока Европы чрезвычайное историческое значение. Это передвижение произвело отрыв окраин Хазарской империи: среднего Поволжья и Поднепровья от ядра ее, что и было одним из факторов образования из них самостоятельных государств — Русского (Киевского) и Камской Болгарии.

Вероятно, что передвижение венгров на запад с Дона и Волги было вызвано ударами печенегов, одна часть ушла на запад, а другая осталась в районах средней Волги и к востоку от нее, где и сохранялась под названием башкир (башкорд). В 886—890 гг. по приглашению германского императора Арнульфа, под предводительством своего короля Арпада, они уже вторглись в Венгерскую долину (Паннонию). Вместе с венграми, как говорит Константин Багрянородный, на запад ушло одно из колен хазарских — кабары. Эти кабары-хазары и явились у венгров родоначальником особого рода и типа легкой конницы — "хазаров-гусаров".

В это время Русь приазовская приняла христианство. Это видно из свидетельства патриарха Фотия и из Устава византийского императора Льва Философа (836—911 гг.) о чине митрополичьих церквей: на 61 месте показана церковь Русская, а на 62 — Аланская. (Крещение Киевской Руси — 988 г.)

Итак, Русское (Киевское) государство возникло на преемстве государственном, культурном и военном от Хазарской империи.

ГЛАВА 4

Образование Русского (Киевского) государства и развитие его в освещении начальной летописи

Сущность летописного сказания сводится к следующему. Славянские племена: новгородские словене, кривичи и финские весь и чудь, раздираемые смутами и междоусобицами, для установления у себя порядка и управления призвали от варяжского народа, из рода Русь, трех братьев: Рюрика, Синеуса и Трувора с их дружинами. Мотив призвания вложен летописцем в уста посольства: "Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет, идите княжить и володеть нами".

Для управления Рюрик с братьями обосновались в раз¬ных городах Новгородской земли (по летописи — в 862 г.). Два дружинника Рюрика — Аскольд и Дир, не получивши будто бы в управление городов, удалились на юг и по пути своем овладели городом Киевом. После смерти Рюрика родственник его Олег, воспитатель его малолетнего сына Игоря, с дружинами варягов, новгородцев, кривичей и финнов спустился по Днепру к Киеву. Сказавшись купцами, плывущими в Царьград, Олег с дружиной, когда пришли Аскольд и Дир, убили их. и таким образом была установлена власть варягов в Киеве (882 г.).

Из начальной летописи очевидно, что поляне и северяне, будучи славяно-руссами, и были главным элементом образования государства. От них название стало превращаться в общее этническое и государственно-политическое для всех восточных славян, перешло и на Киевскую великокняжескую династию.

Силы руссов Поднепровья были велики, что видно из похода Аскольда и Дира на Царьград. Поэтому овладение Олегом Киевом при помощи хитрости, легкое подчинение его варягам, как бы вследствие слабости, является неестественным.

Ослабление сил Русского (Киевского) государства после отрыва Приазовья с Подоньем, произведенного уже печенегами, требовало новых сил, особенно необходимых для осуществления морского похода.

Варяги господствовали в Новгородской земле и отлично знали путь ("из варяг в греки") в Византию, пользуясь им для торговли. Вполне возможно, что варяги с новгородцами и были приглашены в качестве союзников. Согласно летописи первым князем Киевским был Игорь, принявший власть после смерти Олега (914 г.). Устанавливая правление Игоря с 914 года, летописец до 941 г. на протяжении более 25 лет не дает о нем решительно никаких сведений, кроме туманного сведения о войне (920 г.) с печенегами.

Значительное усиление Русского (Киевского) государства видно из того, что при Игоре было совершено два похода против Царьграда, оба — морские в соединении с сухопутными. В прежних записях летописец, перечисляя народности, участвовавшие в походах, не ставил названия Русь, в записи же о втором походе Игоря наряду с названиями варягов и полян стоит Русь. Очевидно, что эта Русь была и не варяги, и не поляне. Это могла быть только Русь, недавно вытесненная из степной полосы.

Запись (Лаврентьевская летопись) относится ко второму походу на Византию: "В лето 6452 (943 г.) Игорь, совокупи вой многи: Варяги, Русь, и Поляны, и Словены, и Кривичи, и Тиверцы, и Печенеги тали (заложники) у них поя, и пойде на Греки в лодьях и на конех, хотя мстити за себя". Действительно, вооруженную силу в походах представляли руссы, а славяне лесной полосы поставляли вспомогательное войско, рабочую силу — гребцов на судах. Этим и объясняется, что первым из добычи давались шелковые материи, а последним — полотняные.


 

© Сковпень С.А, 20.04.2010

 

Адрес:skov_sa@mail.ru

 
  Рейтинг@Mail.ru