Афипские казаки

Исторические типы и вооружение  казаков

Казак Мамай

Калинов Мост

Кирилл и Мефодий


 
Парад казачьих войск.

 

Исторические документы

И.Ф.Быкадоров
История казачества


ГЛАВА 5

Вхождение Казакин в состав Русского (Киевского) государства и образование из нее (966 г.) Тмутараканского княжества

Княжением Святослава началась новая историческая эпоха Русского (Киевского) государства: введение в состав его всех восточных славян и части тюркских народов степной полосы; не только овладение хазарским наследством, но и попытка к осуществлению и более широких задач.

В начальной летописи облики Олега и Игоря представляются для нас туманными, хотя сама летопись дает все же черты, обрисовывающие в них славяно-руссов, а не варягов.

Князь Святослав (по имени, безусловно, русс-славянин) и по летописным, и по византийским источникам является во всех отношениях соединением двух элементов — славяно-русского и тюркского. Лицо его, по описаниям византийцев, обнаруживает прилив тюркской крови, возможно, по материнской линии. Внешность Святослава: чуб-оселедец (чуб-оселедец, как и серьга и длинные усы, являлся принадлежностью народов степной полосы — кавказских черкесов, алан, половцев. То и другое носили впоследствии запорожцы и вообще днепровские черкасы, осетины еще до половины прошлого столетия носили оселедец, он был признаком совершеннолетия, возмужалости. Донские казаки (низовые) еще в конце прошлого столетия носили серьгу в ухе с крестом в середине. Чуб, серьги и усы преемственно являлись бытовыми чертами со времени сарматов народов степной полосы. — Прим. автора) на бритой голове, в ухе серьга, короткая одежда, отсутствие предохранительного вооружения (принадлежности варягов) — соединение типичных черт русса-славянина и тюрка. Воспитание, бытовые привычки — влияние той же среды. Святослав ел конину, любил верховую езду, спал в шатре с седлом вместо подушки в головах, обнаруживал исключительную предприимчивость, энергию, выносливость.

Принцип ведения войны: "Хочу идти на вы", обрисованный летописцем, выявление силы и чести — черты русско-тюркские, являющиеся прямой противоположностью варяжским — хитрости и коварству, обрисованным тем же летописцем в описании занятия варягами Киева и мщения княгини Ольги за смерть мужа.

Святослав являлся стойким язычником, чтившим Перуна и Велеса — славянских богов; это видно из того, что он не поддался на увещевания матери своей, княгини Ольги, принять христианство.

Византийский писатель Лев Диакон, писавший в эпоху Святослава, называет, как говорит профессор Самоквасов, "русскую землю Скитией (Скифией), войско — скифами ... , а в описании сражения под Доростолом (в Болгарии) говорит, что "с наступлением лунной ночи скифы (руссы) вышли в поле, собрали трупы своих к городской стене и сожгли на сложенных кострах". Сожжение было погребальным культом скифов и славяно-руссов. Если даже отец Святослава, князь Игорь, был действительно варягом, то он сам представляется уже совершенно "орусившимся".

Накопление государством сил и средств, происшедшее еще при Игоре от вселения руссов в лесную полосу и вхождения их в состав Русского государства, а вместе с ними и тюркских народностей, давало возможность осуществления завоеваний в степной полосе, ядре Хазарской империи.

Главные массы печенегов в середине X столетия передвинулись уже к западу от р. Днепра и, распространившись до самого Дуная, направили свои удары против Дунайской Болгарии, бывшей под владычеством Византии.

Меньшая часть, являвшаяся довольно обособленной от первой, оставалась еще в районе нижнего Днепра. Области Дона, Волги стали свободными от них (по Донцу жили торки), что дало возможность хазарам восстановить свое владычество над частью лесной полосы — над радимичами и вятичами. Но Хазарская империя была уже в состоянии упадка. Отрыв окраин ее, Поднепровья и среднего Поволжья, превратившихся в течение столетия в сильные государства, не только лишил Хазарскую империю былого могущества и богатства, но и поставил лицом к лицу с новыми сильными врагами.

Хазарская империя слабела и от внутренних процессов, совершавшихся в ней,— воздействия, влияния двух разнородных культур: арабской и византийской. Религиозный фактор имел в этом решающее значение. Поволжье подпало под арабское влияние — Камская Болгария в середине X в. стала уже мусульманской. Казаки я и Алания были давно уже христианскими.

Таким образом, внутренние причины разрыва между Приазовьем с Подоньем, с одной стороны, и Поволжьем с Каспийским побережьем, с другой, слагались исторически. Явились и внешние — в виде похода князя Святослава. Начальная русская летопись дает отрывочные сведения о походе князя Святослава против Хазарии (966 г.) и даже не вполне ясные сведения о результатах похода.

Князь Святослав сперва покорил славянские племена: радимичей и вятичей и тем установил прямую территориальную связь Русского государства (через Черниговское княжество) с землями ростовской мери и муромы, которые уже входили в состав Киевского государства.

Рекою Доном Святослав спустился к ядру Хазарского каганата. Поход против радимичей и вятичей был сухопутным, но при движении на юг Святослав соединил его с речным.

Разгромив город Саркел, бывший для хазар оплотом с севера, Святослав потом овладел Тмутараканью (близ устья Кубани) и всеми городами в низовье Дона и на Азовском побережье; а победой над казахами (черкасами) и я сам и (аланами) обеспечил свои новые владения с северо-востока и востока.

Русская летопись совершенно не говорит о вооруженной борьбе князя Святослава с руссами подонскими и приазовскими, как ничего не говорит и об овладении городом в низо-вье Дона — Руссией (Артаной), который, как и другие, несомненно, существовал в то время. Города в низовье Дона не упоминаются потому, что они не были разорены Святославом, как это было сделано с Саркелом.

Следствием похода в Подонье и Приазовье был разгром Хазарского каганата и введение части его территориального ядра — Казакин — в состав Русского государства под названием Тмутараканского княжества, то есть воссоединение в од¬но государственное целое всех славяноруссов к востоку от Днепра.

Завоевания Святослава явились следствием не простого случайного похода, а осуществлением вполне осознанных идей и поставленных задач. Из обрисовки похода Святослава против Дунайской Болгарии, смысла борьбы за нее с греками видно широкое понимание им задач и выгод, географических и государственно-экономических, владения водными путями, что достаточно рельефно обрисовывается начальной летописью и византийскими источниками.

Естественно, что широкий государственный взгляд князя Святослава не ограничивался только Дунайской Болгарией. Вполне понятны были Святославу и те выгоды, какие имели хазары, владея Доном, его устьем и Азовским побережьем, то есть прибрежной частью Казакин.

В последующих междоусобных войнах русских князей главным объектом их являлось население, перевод его на свои земли победителем от побежденного являлся главным следствием войн, а стремление к тому — одной из главных причин их: территория имела ценность не сама по себе, а по населению, какое на ней имелось.

Население лесной полосы давало средства Русскому государству. Присоединение Подонья и Приазовья к государству давало громадные торговые выгоды по географическому положению территории, а присоединение населения славяно-руссов и тюркских народностей Казакии, живших издавна вперемежку с ними, уже готового войска, увеличивало силы Русского государства.

Поэтому присоединение к Русскому государству большей части Казакии, из которой потом образовалось Тмутараканское княжество, можно полагать, было осуществлением сознательных устремлений Русского (Киевского) государства, а не исторической случайностью.

Тмутараканское княжество, как и все княжества, в кото¬рых были князья Киевской династии, получило название по своему главному городу. Вследствие ударов печенегов Дон потерял значение выгодного торгового пути, и торговый центр перешел из г. Руссии (Артаны) в Тмутаракань.

Овладев Болгарией, Святослав утвердился в ней, распространив свое владычество до самого Адрианополя, что повело к упорной и затяжной войне с Византией. В итоге война кончилась поражением Святослава и очищением им Дунайской Болгарии. При возвращении из похода он был убит печенегами у днепровских порогов (972 г.).

Сложение сил руссов и тюркских народностей, в княжение Святослава достигшее наибольших размеров, и давало возможность осуществления широких завоеваний.

После смерти Святослава произошла упорная междоусобная борьба между тремя его сыновьями: Олегом, Ярополком и Владимиром. После гибели первого она еще более ожесточилась между двумя последними. Ярополк опирался на силы степной полосы, опорой его одно время был город Родня в устье Роси. Владимир, княживший в Новгороде, прибег к помощи наемных варяжских дружин. Это показывает, что никакой вооруженной силы, более или менее действительной, для борьбы с югом из славян лесной полосы и финских племен в то время, как и значительно позже, составиться не могло.

Превосходство сил и средств было на стороне князя Ярополка, и лишь гибель его дала возможность Владимиру, оставшемуся единственным наследником державы князя Святослава, соединить в своих руках власть над всем Русским (Киевским) государством.

Силы и средства его были настолько велики, что Владимир мог продолжать завоевательную политику своего отца: походы им велись сухопутные, которые осуществлялись лишь силами руссов и тюркских народностей, бывших в составе государства и союзных ему.

Владимир лишь временно опирался на варяжские дружины: по овладении "Киевским столом" он принудил варягов оставить Киев и удалиться в Грецию, варяги для Русского государства являлись элементом, войском, бесполезным для сухопутных походов.

После завоеваний на западе Владимир обратился на юг и покорил Крым, который вошел после этого в состав Тмутараканского княжества.

Если о существовании последнего княжества в составе Русского государства при Святославе с достаточным основанием можно лишь предполагать, то при великом князе Владимире о том находим указание в начальной летописи: Тмутараканское княжество еще при своей жизни Владимир дал в удел сыну своему князю Мстиславу, то есть при нем Казакия превратилась в княжество. Поход в Крым князя Владимира имел последствием крещение его самого, а затем крещение (988 г.) и всего славянского населения Русского государства.

Принятие христианства Киевским (Русским) государством было фактором исключительного исторического значения: оно связало религиозным единством славян степной полосы со славянами лесной, племен разнородных в культурном и бытовом отношениях, вызвало появление письменности, что, в связи с религией, давало общие основы дальнейшего культурного развития, одинаковые для всех.

Принятие Русским (Киевским) государством христианства и распространение его явилось главным фактором внутреннего единства державы Владимира Святого и впоследствии осталось таким же для всех славян востока Европы; на религиозной (византийской) основе позже возникли и другие государственные идеи.

Русское государство преемственно возникло из Хазарской империи, держава Владимира Святого являлась наследием ее, что сознавалось современниками, это видно из надгробного слова на смерть князя Владимира, в котором владыка Киевский именовал его титулом "кагана"' (хакана), принадлежавшим Хазарской империи.

После смерти Владимира (1015 г.) держава его была разделена между пятью его сыновьями и племянником на частей (уделов). После гибели трех братьев она свелась к борьбе между Мстиславом и Ярославом и снова, как при Владимире, между югом и севером. Ярослав, бывший еще при жизни отца своего князем в Новгороде, прибег к помощи наемных варяжских дружин; Мстислав опирался (по данным летописей) на силы Тмутараканского княжества (Казакии) и вообще юга; превосходство сил и средств было ощутимо на стороне последнего. Благодаря лишь великодушию князя Мстислава по Городецкому миру (1026 г.) держава Владимира Святого была разделена рекой Днепром на две части. После смерти Ярослава (1054 г.) Русское государство разделилось на шесть уделов, а впоследствии еще более раздробилось, и оно уже не выходило из междоусобных удельных войн князей.

Таким образом, как образование, так и развитие Русского (Киевского) государства обязано соединению сил славяноруссов и тюркских народностей. Приобщение всех тюркских народностей степной полосы для Русского государства было лишь вопросом времени, и только появление в середине XI в. нового сильного кочевого народа — половцев, и оседание их в степной полосе помешало Русскому государству включить в свой состав все "Хазарское наследство , естественным наследником которого оно являлось

ГЛАВА 6

Происхождение днепровского казачества

Отдельные группы тюркских народностей (болгар, венгров, кабаров, черкасов), входившие в состав Поднепровского населения, а затем вошедшие и в состав Русского (Киевского) государства, мало-помалу совершенно ассимилировались в нем.

Но в Поднепровье из них образовалось и особое население, сохранявшее свою самобытность и национальные черты, а по своему географическому положению на рубеже государства — военную деятельность, быт и воинственный характер.

Из смешения этих народностей с славяно-руссами, а еще более из орусения их — восприятия языка, религии и культурных основ славяно-руссов, идеологии и психологии образовался впоследствии, в середине XVI в., особый народный организм — запорожские казаки, особая государственная единица — Запорожское Войско.

Вопрос обеспечения для Русского государства своего южного рубежа являлся для него жизненно необходимым. И* оно издавна прибегало к заселению с этой целью своей окраины группами тюркских народностей; со времени же Владимира святого это заселение и укрепление рубежа входит в своеобразную государственную систему. В летописи под 979 годом имеется такая запись: "Прийде печенежский князь Ильдея и бил челом Ярополку в службу; Ярополк же принял его и дал ему и грады, и власти, и имел его в чести великой".

Во владения давались города и земли на окраине государства. Приходили на службу роды, колена, группы и от печенегов, и от юрков, и от половцев. В летописи имеется очень много указаний об этих тюркских народностях, осевших на окраинах Русского государства, получивших общее название "черных клобуков", или "черкасов".

С начала XI в. торки, берендеи, печенеги начали входить в русскую жизнь и составили часть южнорусского населения. В 1054 и 1060 гг. они являются во враждебном отношении к русским. Но через 20 лет они являются в городе, называемом их именем — Торческ, стоявшем у устья реки Роси. Три народности: торки, печенеги и берендея — составляли народонаселение реки Роси (Поросья) и участвовали в междоусобиях князей. Имя "черные клобуки" было для них всех общим и давалось им по внешнему признаку. (Черные клобуки — черные барашковые шапки. "Этот головной убор стал бытовым для всех поднепровских черкасов, а после и всех украинцев. — Прим. автора).

Кроме этих трех отраслей встречаются и другие названия, как, например: коуи, каепичи, турпеи и другие; иные назывались по родоначальникам, например, "Бастеева чадь". Часть их обитала около города Переяславля в Черниговском княжестве. На Днепре возникли города Торческ, Кане в (по имени печенежского князя Канея) и Черкасы.

После отлива части славяно-русского населения из Поднепровья при образовании колонии на Северо-Востоке и после разгрома монголами Поднепровья черкасы вместе с оставшимися в Поднепровье славянами стали хранителями славяно-русских идей, придав им впоследствии свойственный тюркам характер.

Смешавшееся в Поднепровье с руссами тюркское население, орусившееся, воспринявшее оседлость, земледелие, язык, христианскую религию, все же хранило свой тюркский тип, быт и, главное, свой воинственный характер, военные традиции, военное устройство.

Владычество монголов над Юго-Западной Русью, в частности над Поднепровьем, не было длительным, и влияние их не было сколько-нибудь широким и глубоким. Уже в начале XIV в. Поднепровье (бывшее Киевское и Переяславское княжества) освободилось от владычества их и вошло в состав Литвы и Польши.

Войско Юго-Западной Руси, в котором поднепровские черкасы составляли главную часть и играли главную роль, носило общее название "русского рыцарства". В 1320 г. оно участвовало в войсках литовского князя Гедимина в походах и битвах под предводительством своих воевод и полковников: Громвала, Турнала, Перунада, Ладима, Прендислава, Светольда и Блудича; князья в то время уже извелись". Русское рыцарство участвовало в походах Литвы против ливонцев и немецких рыцарей и в походах князя Ольгерда против татар к Синим Водам (в низовьях Днепра).

В 1380 г. русское рыцарство с князьями Ольгердовичами Александром и Андреем, под предводительством воеводы Боброка, участвовало в Куликовской битве. В 1410 г. оно участвует в победе над немцами польско-литовского войска при Танненберге. В 1409 г. русское рыцарство получает жалованную королевскую грамоту от польского короля. В 1439 г. при короле Сигизмунде русское рыцарство, под предводительством воевод: Светольда, князя Северского, полковников Блудича, Дулимы, Претича, Станая, Бурлея, Артазия, Гудимы, силой до 43 тысяч, в союзе с венграми воевало против турок. Вероятно, что в XIV в. произошло усиление приднеп¬ровских черкасов берладниками.

Берладники представляли из себя остатки руссов (тиверцев, уличей) в приморской полосе, ЖИЛИ ОНИ между Дунаем и Днестром в области реки Берлада. По положению своей территории они вынуждены были сохранять военный быт, соответственное устройство н организацию, что видно из летописи; они принимали участие на стороне южнорусских князей в походе против монголов и битве на Калке (1223 г.). При занятии татарами приморской полосы до самого низовья Дуная и образовании здесь Эдисанской Орды они были вытеснены на север.

Около половины XVI в. в средней части Поднепровья, в приграничной части с татарами, образовался особый народный государственный организм — Запорожское Войско.

Оно было вполне самостоятельным государством: первоначально было в союзе с Польшей, при гетманах же князьях Дмитрии и Михаиле Вишневецких было союзником Московского государства (при Иоанне IV) и вместе с Донским Войском сыграло решающую роль во взятии Астрахани (1SS4 г.), а потом и в защите ее от турок(1569 г.). Позже Запорожское Войско бывало союзником и Польши, и Турции, и Крыма и воевало против них. Оно являлось постоянным союзником донских казаков.

Запорожское войско являлось идеологической, организационной и военной базой в борьбе Украины за свою самостоятельность, было уничтожено Российским государством во второй половине XVIII в., как в свое время уничтожены были Московией республики — Новгородская, Вятская и Псковская.

Но, как народный организм. Запорожское Войско все-таки сохранилось. Часть в конце XVIII в. была переселена на Кубань, где и было образовано из нее Черноморское Казачье Войско. Здесь, на Кубани, вместе с Линейным Казачьим Войском, ВОЗНИКШИМ почти одновременно с Черноморским, главным образом из донских казаков, путем переселения их, с 186S г., образовался один государственный организм - Кубанское Казачье Войско.

В Поднепровье существовало с XVI в. особое, так называемое, реестровое казачество, которое представляло не что иное как военно-служилое сословие Украины, бывшее свободным и главенствующим. Попытка же в первой половине XIX в. образовать из великорусского населения особый тип казачества в виде аракчеевских военных поселений кончилась полной неудачей главным образом из-за отсутствия соответствующих качеств у великорусского народа.


 

© Сковпень С.А, 20.04.2010

 

Адрес:skov_sa@mail.ru

 
  Рейтинг@Mail.ru